Ассоль
Академия семейного образования

7(831)276-25-48, 8-950-615-53-53, asolnn@yandex.ru

Как я стала мамой

Моя беременность протекала нормально без осложнений и больниц. А после того, как ушла в декрет, и вовсе все было замечательно. Работа и все связанные с ней стрессы остались позади. Впереди только одно – встреча с малышом. Конечно, было немного страшно. Как мы роды преодолеем? У моей мамы все было очень тяжело, даже реанимация. У меня же, слава Богу, все прошло гораздо легче, хотя рожала я сутки, а если бы не прокололи пузырь, то, возможно, было бы дольше.

 Родила! Я, новоявленная мамочка, лежу в эйфории со льдом на животе. Дочка лежит в соседней комнате и кричит. Мое сердце, о ужас, даже не екнуло. Себя «жальнее». Дочку унесли в младенческое отделение, а смогли принести только через полтора суток. Сказали, была гипоксия – тужилась плохо. Здесь-то я занервничала, даже запаниковала. Ведь мы шли на совместное пребывание. Но вот мою малышку принесли. И тут-то я поняла, что такое начать кормить грудью. Этот маленький пылесос в миг сделала из моих сосков две распустившиеся розочки, до которых и дотронуться было больно. Врач пришел и спросил - кто это тебя так? Надеялся, что я рассмеюсь.

 Я очень старалась терпеть и понимать, что все через это проходят. Но раз от раза боль становилась все невыносимее, не смотря на всевозможные мази. Постепенно моя девочка, которую я так ждала, стала мной восприниматься фактически истязательницей. Молоко, несмотря на большое количество, отходило плохо, и дочка висела на груди минут по сорок, а иногда по полтора-два часа. Можно сказать, я поняла, почему некоторые мамы добровольно отказываются от кормления грудью. Думающие мамы со временем, конечно, поймут, что это преступление против ребенка.

 О пользе грудного молока можно говорить бесконечно, и вряд ли можно что-то преувеличить. Помимо всего для меня кормление грудью стало первой ступенью примирения с собственным ребенком. Возможность чем-то пожертвовать ради него, ради любви и дарованной нам жизни.

 Прошло полтора месяца после рождения дочки. Первое время я сцеживала молоко и чередовала кормление грудью и кормление из бутылочки. За первые две-три недели зажила грудь, хотя болевые ощущения еще сохранялись. Как выяснилось, не прошли бесследно антибиотики, которые я принимала в роддоме. Появилась молочница у ребенка и, соответственно, у меня. Но вскоре диета и промывание язычка малышки содой принесли свои результаты, и я забыла, что такое боль.

 И вот оно счастье! Жаркий август, бархатный золотой сентябрь! Мы целыми днями пропадали в парке. И море удовольствия от кормления грудью. Я кормила дочку два года и, слава Богу, она почти не болела, а если случалось – то очень легко и недолго.  Соседи удивлялись, что наша кроха на редкость спокойная и совсем не плачет.

 Но малыши не всегда остаются такими маленькими. Оказывается, они растут. И когда им надоедает только есть и спать, они хотят открывать мир и проявляют свой характер. Я старалась как можно больше заниматься с дочкой. Мы много читали, рисовали, ходили на занятия для малышей в Ладе. В восемь месяцев ее невозможно было оторвать от пластилина, который она с огромным удовольствием размазывала по цветному картону. Я чувствовала себя неплохой мамой, но почему-то и не очень хорошей. Почему - я стала понимать намного позднее. А моя дочка с трепетом и любовью всегда старалась доказать мне обратное - что я для нее единственная и самая лучшая мама на свете. И так – любой малыш, стоит лишь посмотреть в его ясные и доверчивые глазоньки.

 К двум годам появились первые «хочу» и «нельзя». Вот здесь-то я и дала маху. Я, мама, порой вела себя как сущий ребенок, пытаясь настоять на своем, вопреки желаниям дочки. Часто это действительно необходимо, если ситуация опасна для жизни, но никогда по мелочам и никогда со злобой и гневом, которые так хочется оправдать сложившимися обстоятельствами. Я знала, что ребенка надо отвлекать, переключать внимание и много объяснять и не по разу. Но эмоции, гневные и разрушающие никогда не должны выпадать на его маленькую очень умную и добрую головушку.

 Это в идеале, и это не обо мне. Были срывы, слезы и бесконечное чувство вины перед своей крохой. Вот тут и вспоминаешь своих родителей, все свои детские раны и непонимание с их стороны. Но здесь больше! Их непонимание становится крайне понятным. И, о чудо, приходит прощение, и ты перестаешь их осуждать. По сути все, что им нужно – это понимание и уважение за то, что они, как могли, боролись и борются на своих фронтах. Не все это делают правильно, но и не нам, детям, об этом судить. Они дали нам жизнь и с самых первых дней были лучшими и единственными. И главное, что мы можем для них сделать – это принять их такими, какие они есть с любовью и терпением.

 Я стала по-настоящему чувствовать себя мамой только тогда, когда сама повзрослела, выросла из истерик и больного подросткового самолюбия. Было пролито очень много слез, прежде чем я перестала выходить на конфликт, и научилась по-новому общаться со своими родными. Я не хочу, сказать, что стала спокойным философом, но, возможно, более трезвомыслящим человеком, который старается больше узнать себя и своих любимых. А ребенок часто как зеркало отражает все, что происходит внутри меня, и поэтому все чаще «нельзя» приходиться говорить самой себе, а не своему малышу. Это трудно, и никогда не будет легко. Но именно непрерывная работа над собой помогает мне быть свободной и счастливой, адекватно воспринимать собственные ошибки, а главное их исправлять и, по возможности, не повторять.

 Сейчас мы всей семьей с нетерпением ждем второго ребенка, и при этом я испытываю бездну любви и уважения к первенцу, ведь именно ей пришлось перенести на себе мамин «переходный возраст».

 Л.С.

 

PS. Огромное спасибо группе поддержки грудного вскармливания «Берегиня». Благодаря их поддержке я смогла выкормить свою кроху и не лишиться этой уникальной возможности так близко и тепло общаться со своим ребенком.